Quantcast

Мастер Дзэн: генеральный директор Audemars Piguet Франсуа Анри Беннамиа

Генеральный директор Audemars Piguet Франсуа Анри Беннамиа
Генеральный директор Audemars Piguet Франсуа Анри Беннамиа

Продолжая нашу серию интервью с ведущими фигурами нашей индустрии, мы решили встретиться с Франсуа Анри Беннамиа, генеральным директором Audemars Piguet. Хотя он и проводит большинство времени в штаб-квартире Audemars Piguet в швейцарском Ле Брассю, на несколько дней он прибыл в Нью-Йорк, где редакция Haute Time никак не могла упустить возможности пообщаться с глазу на глаз с одной из наиболее узнаваемых личностей в часовом мире.

Haute Time: Вы перешли с должности генерального директора североамериканского подразделения Audemars Piguet на пост генерального менеджера компании, а затем стали и ее генеральным директором. Как вы восприняли данную новость?

Франсуа Анри Беннамиа: Я работал на компанию 20 лет, поэтому, когда мне позвонили и сделали предложение, я был в восторге. Однако, это не то о чем постоянно мечтаешь. Только начиная свою карьеру в Audemars Piguet в 1994 я не думал: «Однажды стану генеральным директором», потому что переход из мира моды в абсолютно новую индустрию уже был для меня чем-то великим. Я бы никогда не подумал, что зайду настолько далеко. Тем не менее, мне нравится идея конкуренции, когда я что-либо делаю, я хочу быть лучшим. Я и не мечтал о подобном, но, получив звонок, конечно, я был счастлив.

Франсуа Анри Беннамиа в нью-йоркском офисе компании Audemars Piguet
Франсуа Анри Беннамиа в нью-йоркском офисе компании Audemars Piguet

HT: Как вы попали в часовой бизнес?

ФАБ: Мне повезло. Находясь в отпуске на Сен-Бартелеми, я должен был встретиться с людьми, ставшими мне близкими друзьями. На тот момент я работал в мире моды. Мой друг трудился в часовом бизнесе, к тому времени он продвигал Audemars Piguet на французский рынок, он спросил, не хочу ли я присоединиться. Я ответил, что абсолютно ничего не понимаю в часах. Но он сказал: «Ты справишься». Так все и началось. В общем, если бы я не отправился в отпуск именно в том году, именно в эту неделю на Сен-Бартелеми, я бы никогда не работал на Audemars Piguet.

HT: Вы находились в структуре компании с 1994 года, какие изменения произошли в Audemars Piguet с тех пор?

ФАБ: Когда компания увеличивает прибыль с 80-90 миллионов до 700 миллионов долларов следует говорить о глобальных переменах. Что касается количества сотрудников, то основной костяк остался прежним. Это люди с теми же ценностями, создающие часы с прежней страстью, какая была у первых двух часовщиков компании, Жюля Адемара и Эдварда Пиге. Вот почему мы до сих пор производим изысканные, сверхсложные часы. Мы, возможно, увеличили количество выпускаемых часов, но сумели оставить качество на прежнем уровне.

Стенд Audemars Piguet а международном салоне 2014 SIHH.
Стенд Audemars Piguet а международном салоне 2014 SIHH.
Royal Oak Offshore Chronograph 42mm
Royal Oak Offshore Chronograph 42mm

HT: А что насчет перемен во всем часовом бизнесе, особенно, ввиду возрождения осложнений?

ФАБ: С индустрией произошли огромные изменения и только по единственной причине: появилось гораздо больше заинтересованных людей, слишком много глаз и рук. Однако, в сравнении с другими отраслями, это очень скромный бизнес. Уровень мирового часового экспорта Швейцарии в прошлом году составил 22 миллиарда долларов, в то время как прибыль только General Motors за прошлый год составила 154 миллиарда. Поэтому, глядя на ситуацию в перспективе, 22 миллиарда – это совсем немного. Но хорошая новость заключается в том, что на планете появляется все больше и больше состоятельных людей, которые могут себе позволить покупку высокотехнологичных часов. Очевидно, что наши лучшие годы еще впереди. Мы еще далеки от верхней планки. Мы, подразумевая всю часовую индустрию, не думаем, что доберемся до нее в ближайшее время. Учитывая наше текущее положение, нам предстоит длинный путь.

HT: В связи с ростом отрасли, не испытываете ли вы давление извне, от крупных конгломератов, либо Audemars Piguet навсегда останется независимой компанией?

ФАБ: Несмотря на то, что мы не являемся большой компанией, мы и не такие маленькие по отношению к остальной части крупных игроков, в течение многих десятилетий мы были вполне самодостаточны. За последние 10 лет мы в значительной степени реформировали каждую стадию изготовления часов. Конечно, есть небольшие недостатки, над которыми мы работаем в данный период. Так что я считаю, что под знаменами домов Адемар и Пиге, мы останемся независимыми, что нас ждет великое будущее даже при текущем раскладе сил.

Royal Oak Concept GMT Tourbillon
Royal Oak Concept GMT Tourbillon

HT: Индустрия премиальных часов известна своей приверженностью к корням, однако, Audemars Piguet со всей серьезностью осваивает новые средства коммуникаций, как Twitter и Instagram. Почему так получилось?

ФАБ: Это все прежний мотив – желание поделится своим энтузиазмом. Необходимо оставаться востребованными, принимая во внимание современные способы общения людей. Когда я слышу, что некоторые бренды смотрят на Интернет, как на врага или Дарта Вейдера, мне становится за них чрезвычайно тревожно. Нас это не касается. Подчеркну – необходимо быть в тренде.

Самая большая награда, что мы получили за последние годы – это возможность наблюдать за тем, как молодые, 18-летние люди приходят к нам в салоны, таща за собой родителей со словами: «Вот эти часы я хочу!» Вот что очень важно. Значит, мы еще способны общаться с младшими поколениями. И если мы продолжим выполнять свои обязанности в подобном ключе, 10 лет спустя мы будем продавать больше и больше изделий младшим поколениям, в этом заключается еще один положительный прогноз. Мы не устареваем и не стареем вслед за нашими клиентами. А тот факт, что мы можем продавать наши часы для 18-ти и 75-ти летних, широкому кругу потребителей – чрезвычайно хороший показатель того, кем мы являемся и на каком этапе развития находимся. Это означает, что наш посыл верен.

Следующим вызовом для нас будет производство женских моделей, хотя мы уже продаем подобные часы долгое, долгое время. Пропорция на данный момент такова – 25% от общего производства составляет женская продукция, 75% – мужская. Я считаю, нам под силу увеличить женскую долю, но дамы не так сильно интересуются часами, как сумками, нижним бельем, ювелирными украшениями и обувью. Давайте продолжим этот разговор года через два, три.

Royal Oak Offshore Chronograph 41mm
Royal Oak Offshore Chronograph 41mm

HT: Бренд, ставший пионером в коммуникациях со знаменитостями, кажется, немного начинает отдаляться от этого за последние годы. Так ли это?

ФАБ: В первую очередь, Audemars Piguet не производит продукцию исключительно для звезд. Утверждать подобное было бы ошибкой. Мы в бизнесе уже 140 лет и, в сущности, не использовали знаменитостей до 2000 года. А причина почему стали весьма специфична. С одной стороны мы использовали звезд в качестве коммуникационной стратегии, мы еще сотрудничаем с некоторыми из них, но множество известных личностей покупают нашу продукцию, не будучи даже амбассадорами или друзьями бренда. В конце концов, вне зависимости от сторонних факторов, необходимо выпускать качественную продукцию. Это и было в истоке. Мы не заполучили бы столько звезд в наши ряды без верного продукта. Оденьте некрасивые часы на звезду и вы увидите как долго она ее будет носить. Таким образом дела не пойдут. Наш успех основан на нескольких постулатах, но общим знаменателем всегда были отличные часы. И не то, чтобы сегодня мы не хотели иметь дело со знаменитостями, ведь это тоже неправильно. Мы продолжим сотрудничество в рамках коммуникационной стратегии до определенного момента, но наша главная цель очевидна, Audemars Piguet – часовой бренд и мы известны за свое 140-летнее производство одних из самых исключительных часов, мы продолжим в том же духе и даже пойдем дальше, давая понять публике, что лучшее еще впереди.

HT: Это год больших свершений для Audemars Piguet, состоялся дебют шести новых моделей Royal Oak Offshore Chronograph, вышли новинки Offshore Diver, Concept GMT Tourbillon, Millenary и три новых женских модели на международном салоне SIHH. Какова последовала реакция на анонсы?

ФАБ: Это было доказательство не зря потраченных последних двух лет. Когда я занял пост, то заявил: «Мы должны использовать 2013 и 2014 годы в качестве переходных». Я исповедовал девиз внутреннего и наружного совершенства. Мы обладаем славной историей создания часов прекрасных снаружи также, как и внутри, даже если вы этого не замечаете. Эту концепцию мы и реализовывали последние два года. Поэтому это было больше доказательством, даже если учитывать тот факт, что мы выпустили 16 моделей Royal Oak Offshore, новую женскую коллекцию, и Concept в белой керамике. Это все прекрасно, но я думаю, мы способны на гораздо большее в будущем.

HT: На вашей двери можно увидеть цитату мастера Йоды: «Не пробовать. Делать. Или не делать. Не пробовать». Это ваша философия, применимая на каждый день?

ФАБ: Абсолютно верно. Странно слышать от людей фразу «Я попытаюсь». Нет, не пытайся. Сделай или не делай. Это не просто. Это вызов. Успех не всегда будет верным спутником, но хотя бы были приложены усилия. Когда вы говорите «Я попытаюсь», то настраиваете себя на потенциальную неудачу. Вы уже принимаете тот факт, что не преуспеете. Мне это не импонирует.

HT: Какое будущее у Audemars Piguet?

ФАБ: В Audemars Piguet мне нравится как впечатляюще много молодых людей работают в компании, у нас есть потомственные сотрудники в третьем и четвертом поколении. Мы принимаем 15-летних ребят на практикумы, у нас также работают сотрудники, близкие к пенсионному возрасту, которым уже 65. Несмотря на это, я продолжаю им твердить, что пенсионного возраста уже не существует. И это совсем не шутка. Мы хотим сохранить этот дух новаторства. Сохранить страсть. И если люди готовы, хотят продолжать работать, мы оставим их в своей структуре. Часовая промышленность не имеет ничего общества с физическим трудом и экстремальными перегрузками. Если кто-то хочет остаться, мы не против, если они продолжат продвигать свои идеи для грядущих поколений.

Но больше всего мне нравятся такие моменты, наподобие того, что произошел буквально две недели назад, один из наших молодых сотрудников, в свои 23 года нашел абсолютно новую систему для кнопок хронографа, я не буду распространяться на эту тему, но это станет своего рода мини-революцией в часовом мире. В настоящий момент идея проходит процесс патентования.

У нас также работает 21-летняя девушка, я зову ее Надей Команечи, потому что она получила высший балл по окончанию 3-летней программы подготовки. Поэтому мы решили презентовать ей часы. И вы должны были видеть как она взяла свой подарок. Это не были часы с усложнением, простая механическая женская модель. Но как она смотрела на нее, с трепетом взяла и одела на запястье… Хотя ей только 21, я смог увидеть как много великих свершений нас ждут впереди. Пока у нас работают люди с подобной страстью и креативностью, нас не победить.

Haute Time Magazine
Haute Time Magazine