Quantcast

Молчаливый гигант: Святая святых империи Rolex

Редактор Haute Time Юрий Хнычкин проник в святая святых часового мира – на заводы компании Rolex.

За зелеными тонированными стеклами штаб-квартиры Rolex в женевском квартале Акасиа (Acacias) течение времени замедляется. Полированное дерево, хромированная сталь и мягкое ковровое покрытие напоминают обстановку частного банка, внушающего клиентам мысль о надежности и солидности заведения. Это сравнение как нельзя лучше подходит марке Rolex, которая, будучи крупнейшим производителем часов премиум-сегмента, умеет избегать излишнего внимания. Подходящая тактика для компании, которая, кажется, сделала своим девизом фразу «Лучшая новость – это отсутствие новостей».

Впрочем, в ходе двухдневного визита мне открылась технологическая и инновационная мощь Roleх – этого молчаливого гиганта часовой индустрии. Сдержанный и консервативный модельный ряд вовсе не свидетельствует о дефиците фантазии и изобретательности у дизайнеров и инженеров марки. Скорее, он показывает фундаментальность подходов к часовому производству. Rolex никогда не прибегает к инновациям ради самих инноваций или громких заявлений о них. Новые материалы и технологии сначала проходят длительные испытания, в ходе которых они должны доказать свою совместимость с базовыми принципами – надежностью и точностью, которые исповедует Rolex, а также продемонстрировать дополнительные удобства для пользователей. Вы никогда не задумывались, почему эта марка не выпускает механизмов с такими усложнениями, как минутный репетир или турбийон? Все просто: до тех пор, пока конструкторы не смогут гарантировать их практичность в условиях реальной ежедневной эксплуатации, Rolex не будет рисковать своей репутацией производителя одного из самых надежных часов в мире. Кроме того, новшества не должны противоречить отточенной десятилетиями фирменной эстетике марки, поэтому мы вряд ли когда-нибудь увидим, например, стрелки с «яблоками Бреге» в часах Rolex.

Dial-assembling-department

Еще одним базовым принципом деятельности Rolex является его независимость от поставщиков комплектующих. Наверное, излишне говорить, что все механизмы, которыми комплектуются часы этой марки, имеют собственное (мануфактурное) происхождение. Это касается всех компонентов механизма, в том числе – балансовой пружины (hairspring). В отличие от абсолютного большинства других марок, в том числе весьма именитых, Rolex использует только немагнитные пружины Parachrom собственного производства, изготовленные из обогащенного кислородом сплава ниобия и циркония. Компания также не закупает «на стороне» циферблаты, корпуса и браслеты – все это производится на четырех заводах компании. Конечно, говорить об абсолютной автономии Rolex было бы наивно: в этом случае компании пришлось бы самостоятельно производить даже винты и гайки, но на протяжении двухдневной экскурсии мне удалось обнаружить следы стороннего поставщика только одного элемента, а именно – стрелок, до сих пор закупаемых Rolex у специализированного производителя.

Первое сильное впечатление ожидало на самом крупном заводе (facility) компании, расположенном в пригороде Женевы План-ле-Уат (Plan-les-Ouates). Огромный комплекс состоит из шести зданий длиной 65 м, шириной 30 м и высотой 30 м каждое, связанных центральным переходом. Он специализируется на выпуске часовых корпусов и браслетов. По неофициальным данным, Rolex является крупнейшим потребителем золота в Швейцарии (стране, где развита ювелирная и часовая промышленность), так что я был готов к созерцанию гор золота. Но реальность оказалась еще более неожиданной: я увидел полноценный литейный цех, в котором производится разработанный и запатентованный компанией эксклюзивный сплав розового золота Everose. Расплавленное при температуре 1’064° по Цельсию жидкое золото льется из ковша в тигли. Да-да, они сами получают слитки своего фирменного сплава – невиданная ни в одной другой часовой компании картина. В лучшем случае марки закупают слитки у специализированных производителей металла и вытачивают из них часовые корпуса, а часто – покупают уже готовые корпуса, которые подвергаются только финишной обработке и досборке. Такой вертикальной интеграции, как в Rolex, я раньше не встречал. То же относится и к керамическому цеху: компания самостоятельно спекает из порошкового оксида циркония высокопрочные керамические безели Cerachrom и затем производит их окончательную обработку, в том числе покрывая отлитые на керамической поверхности безеля цифры и метки золотым или платиновым PVD-покрытием. После этого смотреть на огромные цеха, заполненные обрабатывающими центрами CNC (CNC mills), было не столь интересно. Их внушительное количество объясняется множеством операций, которым подвергается слиток металла по ходу превращения в конечный элемент часов: водонепроницаемый корпус Oyster требует до 150 операций, а браслет – и вовсе до 900. К слову сказать, золотых гор я так и не увидел. Дело в том, что под всем производственным комплексом в План-ле-Уат находится гигантский подземный склад площадью 24 000 кв. м, состоящий из 60 000 ячеек хранения. Рельсовая сеть протяженностью 1,5 км, охватывающая все здание, автоматически обеспечивает перемещение платформ с комплектующими между складом и цехами.

Новейшая модель Oyster Perpetual Sky-Dweller в розовом золоте
Новейшая модель Oyster Perpetual Sky-Dweller в розовом золоте

Фасад выстроенного в 2000 году здания в районе Шен-Бур (Chêne-Bourg) вытянулся на 160 м. Этот завод специализируется на изготовлении циферблатов и инкрустации драгоценными камнями. Для отделки циферблатов используется множество различных техник: лакирование (lacquer), гальванопластика (galvanic coating), покрытие PVD, тампонографика (calque stamp). В качестве основы для циферблатов Rolex использует диски из латуни, золота, платины, перламутра и даже метеоритного материала, которые проходят до 60 операций обработки. В этом же здании находится геммологическая лаборатория, которая обеспечивает 100-процентный контроль качества всех поступающих драгоценных камней (бриллиантов, рубинов, сапфиров, изумрудов), и цех инкрустации, где камни — в зависимости от модели часов – крепятся на циферблат, безель, корпус и элементы браслета.

Каждый произведенный экземпляр проходит финальные тесты на качество
Каждый произведенный экземпляр проходит финальные тесты на качество

Финальная сборка часов Rolex производится на заводе, примыкающем к штаб-квартире в квартале Акасиа. Здесь, в помещениях с тщательно контролируемым микроклиматом происходит то, что в автомобилестроении носит название «женитьба» (marriage): в корпус часов устанавливаются механизм, циферблат и стрелки. Эти операции выполняются исключительно вручную, да и в целом, несмотря на высокую степень автоматизации, на заводах Rolex много ручного труда. Это противоречит распространенному в часовой индустрии мнению, что всю работу на Rolex делают роботы. Во всяком случае, до полностью автоматизированной линии сборки часов Swatch, которую мне приходилось видеть, здесь далеко.

Восьмиугольная модель Rolex Oyster, дебютировавшая в 1926 г.
Восьмиугольная модель Rolex Oyster, дебютировавшая в 1926 г.

Еще до установки ремешка или браслета (это финальная стадия, за которой следует упаковка) все готовые часы подвергаются серии тестов на водонепроницаемость, работоспособность автоподзавода и точность хода, которые длятся примерно 1,5 суток. Особенному контролю подвергаются дайверские модели Oyster Perpetual Deepsea. Их водонепроницаемость, которая гарантируется производителем до глубины 3’900 м, проверяется в уникальной гипербарической ванне, разработанной французской компанией COMEX (коллекционеры знают это название по ставшей раритетом ограниченной серии Rolex Submariner с логотипом COMEX на циферблате, выпущенной в 70-е годы). За стальными стенками толщиной 45 мм создается избыточное давление, соответствующее глубине в 4’875 м, что на 25% превышает заявленную глубину водонепроницаемости. Тест проходят 100% часов Deepsea. Возможно, это будет излишним, но стоит напомнить, что все калибры Rolex для часов Oyster проходят независимое тестирование COSC (Contrôle Officiel Suisse des Chronomètres) в течении 14 дней в различных положениях и при разных температурах и получают сертификат хронометра только в том случае, если суточное отклонение хода варьируется в пределах  -4/+6 секунд.

Историческое здание мануфактуры
Историческое здание мануфактуры

Мой визит на Rolex состоялся в конце прошлого года, еще до назначения нового CEO Жана-Фредерика Дюфура (Jean-Frédéric Dufour). Как изменится политика компании теперь? Об этом гадает весь часовой мир. Надо честно сказать, что тот Rolex, каким мы его знаем (и каким увидел его я), был создан в длительный, почти полувековой период правления отца и сына Хайнигеров (Heiniger). Большая организация обладает колоссальной силой и колоссальной же инерцией, так что я не жду от нового CEO радикальных перемен. Только что представлена новая коллекция Cellini, вызывающая, по словам ритейлеров, большой интерес у покупателей. В ближайшие годы нам, вероятно, предстоит увидеть новое поколение бестселлера марки — Oyster Perpetual Cosmograph Daytona, чья стальная версия выпускается в неизменном виде уже 14 лет. Я уверен, что в заначке Rolex еще немало интересных новинок, главное – как быстро они решатся на их массовое производство. Ведь базовые принципы – надежность и точность – никто не отменял.

Компания: Rolex SA

Год основания: 1905

Количество занятых: более 6’000

Объем выпуска: 819’000 в 2013 г.*

Основные производственные площадки:

Acacias – штаб-квартира и финишная сборка

Bienne – часовые механизмы

Plan-les-Ouates – корпуса и браслеты

Chêne-Bourg – циферблаты и оправа 

* официально не сообщается, приведено количество сертифицированных COSC механизмов

Haute Time Magazine
Haute Time Magazine